Home

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева

Уфимского федерального исследовательского центра РАН

После «тёмных веков» приходит Возрождение

26 декабря 1991 года Советом Республик Верховного Совета СССР была принята декларация о прекращении существования Союза.
С распадом СССР было провозглашено создание Содружества Независимых Государств, которое образовали Россия, Белоруссия и Украина – итог подписания Беловежских соглашений.
Между тем, учёные: историки, политологи, социологи — по сей день ведут дискуссии о том, мог ли Советский Союз тогда избежать краха? И как оценить события, изменившие жизнь не только одной страны, но и, по сути, всего мира. На данную тему Институтом подготовлен материал к 30-летию распада СССР.

Де-юре завершился процесс системной дезинтеграции, обострившийся во второй половине 1980-х годов на всей территории страны. Это стало итогом Беловежских соглашений и Алма-Атинской декларации 8 и 21 декабря 1991 года.

Прекращение существования СССР продолжает иметь огромные последствия для страны и всего мира. И даже ярые противники социалистического строя сознают, что современная российская действительность — совсем не то, чего ожидали от свержения коммунистического колосса.

Каковы результаты постсоветской истории? Как менялось отношение людей к недавнему прошлому? Извлекли ли мы из него уроки? Какие надежды и стремления связываем с будущим?

Многие политики, историки, политологи связывают распад СССР с инициированной генсеком КПСС Михаилом Горбачевым перестройкой. Сегодня около 36 процентов россиян считают именно его виновным в разрушении СССР.

Как часто бывает, благие намерения, необходимость обновления, проведение реформ, направленных на экономическое ускорение, гласность и демократизацию, позитивные изменения государственной и общественно-политической деятельности на деле вызвали неконтролируемые процессы, которые в итоге привели к развалу великой державы. Рассуждая о распаде СССР, многие берут за основу формулу: «Перестройка стала спецоперацией холодной войны с целью демонтажа народа». Это упрощенное понимание не раскрывает сути событий. Можно согласиться с политологом Кара-Мурзой, утверждающим, что глубинные причины системного кризиса сокрыты не в 1985-м, а, скорее, в 1955 году. Уточним:

перестройка сыграла свою роль, но она стала лишь катализатором, ускорившим процесс распада, который был заложен в самой системе.

Можно долго дискутировать относительно жизнеспособности социалистической системы и возможности ее сохранения при условии обновления и трансформации. Однако нельзя опускать и целый ряд субъективных, в том числе личностных, факторов, которые сыграли свою роль, включая так называемую теорию заговора. И конечно, нельзя списывать или недооценивать внешний фактор. Известный итальянский историк и советолог Дж. Боффа так писал о перестройке и развале СССР: «Действительно, Запад несет немалую долю исторической ответственности за нынешнее положение дел в России...» Звучит как обвинение? Или наоборот — как победа?

Сегодня, когда выросло целое поколение после 1991 года, очевидно, что народ ностальгирует по советским временам и согласен с президентом Владимиром Путиным, назвавшим распад СССР главной геополитической катастрофой ХХ века.

В 2016 году ВЦИОМ опубликовал сведения, что через 25 лет после референдума (17 марта 1991 года) о сохранении СССР 64 процента россиян ответили бы «да». В 2018 году, по данным «Левада-Центра», число сожалеющих о распаде увеличилось до 66 процентов, что стало наибольшим показателем за десять лет соцопросов. Представление о том, что Союз можно было сохранить, стало разделять большее число опрошенных: 60 против 52 процентов соответственно.

Вернемся к референдуму 17 марта 1991 года, когда за сохранение Союза проголосовало 77,85 процента от числа принявших в нем участие. Остановимся на формулировке вопроса: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Думается, противниками подобной постановки вопроса могли быть только отъявленные экстремисты, националисты, человеконенавистники и подобные им, поскольку стремление людей к свободе, равноправию и суверенитету содержится не только в программах политических партий, в конституциях государств — оно лежит в основе любой религии.

Однако последующие события фактически перечеркнули волю большинства граждан СССР. Продолжающийся «парад суверенитетов», стремление уже не только союзных, но и автономных республик к большей государственной и экономической независимости от союзного центра набирали обороты. Центробежная сила оказалась разрушительной не только в физике, но и в политике.

Беда российской, и не только российской, истории в том, что мы не извлекаем уроки из прошлого. Применяя принятые единожды догмы, слабо изучаем последствия их влияния, не учитываем происходящие в обществе изменения.

Следует согласиться с тем, что рыночную экономику и национальное государство нужно рассматривать не по отдельности, а как единое явление — рыночное общество. И принятие лишь его отдельных черт невозможно, поскольку экономическая деятельность неотделима от социальных отношений. Новый институциональный уклад всегда порождает контртенденции, которые ведут к политическим, экономическим и социальным катаклизмам.

В продолжение этой мысли снова вспомним Кара-Мурзу, который связывает крах СССР с «кризисом индустриализма». Резкий отход от ценностей доиндустриального, традиционного общества с сильной общиной — не в этом ли кроется причина последующих проблем?

В России общинные традиции были особенно сильны. Сплоченность на основе общих ценностей и коллективной совести, коллективизм. Эти идеи прочно пересекаются с идеями коммунистическими. Не потому ли коммунистическая идеология в России оказалась столь жизнеспособна и востребована даже после того, как доказала свою несостоятельность после 74 лет правления? Несмотря на это, политические партии коммунистического толка сегодня пользуются поддержкой примерно четвертой части населения страны, а результаты правления коммунистической партии, ранее вызывавшие острую критику, идеализируются.

Догматы теории общественно-исторических формаций для СССР и России в определенном смысле сыграли злую шутку. Любая теория, как и практика, нуждается в развитии на каждом историческом этапе. Коммунистическая партия после 70-летней монополии на власть утратила способность противостоять не только деструктивной, но и конструктивной критике.

Выработанная большевиками советская модель государства была для своего времени необходима. Несмотря на экономические успехи, очевидно, что Российская империя к 1917 году исчерпала свой потенциал. Самодержавие оказалось неспособно к переменам и пало. Революционные события 1917 года и установление диктатуры пролетариата, а затем и советской власти стали альтернативой, о силе которой можно дискутировать бесконечно. Жесткая модель была необходима для развития страны. Благодаря этому удалось провести индустриализацию, победить в мировой войне, восстановить разрушенную экономику. После войны наблюдается кризис системы, которая держалась на насилии и жесткой централизации. Требовалась серьезная трансформация экономической и даже политической модели советского общества. Но послесталинское руководство ограничилось косметическими мерами, сосредоточившись на критике Сталина как главного виновника «перекосов» «ленинской модели социализма». Хотя эти же критики от власти не подумали хотя бы частично применить такую ленинскую идею как новая экономическая политика 1921 года.

Дальнейшее развитие шло фактически по инерции. Хотя были такие безусловные подъемы, как полет в космос, прорывы в науке, достижения в культуре, спорте, которые, к сожалению, не привели к росту качества жизни их созидателей. Робкая попытка экономической реформы середины 1960-х годов утонула в партийно-бюрократической трясине.

Понимание, что так дальше жить нельзя, пришло слишком поздно. Коммунистическая партия как основа всей сложившейся командно-административной системы управления была уже нежизнеспособна. Высшее руководство давно устарело морально и физически. Подтверждение тому — так называемый августовский путч 1991 года, в котором участвовало практически все высшее руководство страны и не смогло ничего сделать для ее спасения.

Коммунистическое руководство пыталось развить рыночные отношения под государственным контролем. Но рыночная экономика предполагает большую степень демократии, а это ведет к децентрализации управления. В итоге шло ослабление союзных институтов власти. Одновременно с этим укреплялись местные элиты, которые начинали требовать больше полномочий.

Согласимся с известным кинорежиссером и общественным деятелем Кареном Шахназаровым, который в качестве главной причины развала СССР называет не «убранный пулемет», а неработающую систему управления страной. Провал горбачевских реформ по строительству «социализма с человеческим лицом» усугубился кадровой проблемой. «Империя гибнет, — подчеркивал Шахназаров, — когда выдвигает наверх элиты, неспособные к действию». И которые, добавим, активно противодействуют, разрушая государство в угоду противникам, в стремлении самоутвердиться и заработать на этом политический капитал.

В этой связи нельзя не вспомнить знаменитое выступление первого президента России Бориса Ельцина в 1992 году в Конгрессе США, где он славил Америку и докладывал о разрушении коммунистической идеи и великой державы, начисто забыв о своей прежней прокоммунистической риторике.

По словам Дж. Боффы, «до сих пор они (руководители современной России — авт.) претендовали на то, чтобы в одночасье перечеркнуть всю революционную и послереволюционную историю страны. Установка была дана президентом Ельциным, когда он заявил, что весь советский период был не чем иным, как «неудачным экспериментом, который не следовало бы проводить в такой огромной стране», и что в любом случае было бы лучше, «если бы Ленин никогда не родился».

К сожалению, любые революции сопряжены с человеческими жертвами. Справедливы слова знаменитого деятеля французской революции Ж. Ж. Дантона, сказанные им перед казнью: «Революция пожирает своих детей». Однако любой кризис заканчивается серьезными переменами. После распада Римской империи в Западной Европе почти на тысячу лет настали «темные века», но потом началась эпоха Возрождения. Это говорит о том, что опыт человеческих цивилизаций, даже отрицательный, не проходит бесследно и имеет некий накопительный эффект. Россия имеет богатейшую культуру, вековые традиции, многонациональный народ, который рождал и рождает массу талантов во всех сферах. Все изложенное дает уверенность, что она преодолеет кризисные явления и займет достойное место в мире.

Сергей ЕМЕЛИН, директор института этнологических исследований им. Р. Г. Кузеева УФИЦ РАН, доктор юридических наук, кандидат исторических наук, действительный член Академии военных наук РФ.

Фотографии: 

В последнюю пятницу месяца

ЭКСКУРСИИ

для студентов и молодежи

БЕСПЛАТНО!

© 2013—2022 Федерального государственное бюджетное учреждение науки Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева УФИЦ РАН

Режим работы музея

Уфа, 450077, ул. Карла Маркса 6
Уфа, 450077, ул. Аксакова 7

+7 (347) 272-29-79 - для записи на экскурсии

254_oo@mail.ru

Поддержка сайта → IT Touch solutions Уфа